Экзамен на полпути

Реформа Вооруженных Cил Российской Федерации продолжается

19 января 2016
 
Официально стартовавшая в 2008 году реформа ВС России ушла с первых полос газет и главных страниц интернет-СМИ, вытесненная главным образом событиями, потребовавшими прямого применения российской военной машины — от Крыма до Сирии. Тем не менее говорить о том, что реформа завершена, явно преждевременно. Она продолжается, хотя ее план и претерпел некоторые изменения, в том числе очевидные. Изменился и подход военного ведомства к освещению событий внутри своей структуры. Однако ключевые моменты реформы остались неприкосновенными.

Главное направление

«На мой взгляд, ключевой идеей происходящих перемен стало изменение отношения к людям — полагает Руслан Пухов, руководитель Центра анализа стратегий и технологий. —Министерство обороны начало ценить человеческий ресурс выше материального, и эта линия, начатая при Сердюкове, продолжается и при Шойгу. Это и материальное положение военнослужащих, как офицеров, так и контрактников, и их обеспечение — от жилья до казарм и прочей инфраструктуры, — и повысившиеся требования к защищенности и комфорту военной техники. Это и гуманизация военной службы в целом, в первую очередь для призывников.

Важность этого изменения трудно переоценить — можно сказать, за пятисотлетнюю историю регулярного войска на Руси у нас впервые обращают столь пристальное внимание на личный состав, и развитие в этом направлении продолжается. 

Если говорить о ревизии реформы, то в целом можно сказать об отказе от „попытки построения коммунизма в отдельно взятой стране” и переходе к более реалистичной политике, в частности, во взаимоотношениях с оборонкой. Минобороны, возможно, было бы и радо сейчас заказывать за рубежом те вещи, которые отечественная промышленность не дает или дает пока не в том качестве, которое требуется, однако политическая обстановка диктует свои правила».

«Изменился и сам подход Минобороны к освещению этих отношений — если при Сердюкове между военным ведомством и ОПК фактически велась публичная война, то сейчас налажено рабочее взаимодействие, не всегда простое, но сор из избы уже не выносится», — заключил Пухов.


Что изменилось?

«Если говорить о принципиальных переменах, то, в частности, это реформа военного образования. Она в исходном виде свернута полностью — восстановлена сеть самостоятельных военных училищ, — отметил полковник запаса, главный редактор журнала „Арсенал Отечества” Виктор Мураховский. — Созданные при Сердюкове военные учебно-научные центры остались, но училища как самостоятельные формирования выведены из их подчинения. В рамках этой системы восстановлен массовый набор курсантов, на уровне 10–11 тысяч человек ежегодно. Также восстановлен и набор в военную академию Генштаба, ранее прерывавшийся для подготовки новых учебных планов.

Аналогичное решение принято по реформе военной медицины — ее структура восстанавливается и сохраняется в дореформенном виде, восстановлены медроты, медучреждения в гарнизонах, набор в училища и профильные учебные заведения.

Другой ключевой момент Сердюковской реформы — аутсорсинг — пересмотрен достаточно серьезно. В войска возвращены структуры, занимающиеся обеспечением «в поле» — питанием и техобслуживанием в первую очередь.

В то же время на аутсорсинге остается питание и материально-техническое обеспечение в пунктах постоянной дислокации, сложный ремонт и техобслуживание, а также бытовое обслуживание. Это выглядит разумным: с одной стороны, военнослужащие разгружены, освобождаясь от непрофильной деятельности для боевой подготовки, с другой — войска вернули себе автономность «в поле», и подход стал более взвешенным.
Национальный центр управления обороной Российской Федерации — интеллектуальный комплекс Вооруженных Сил,
их «мозг» — заступил на боевое дежурство в 2014 году
Если говорить об изменениях в структуре Вооруженных Сил как таковых, то ключевым стало создание единой организации ВВС-ПВО и Войск воздушно-космической обороны в виде Воздушно-космических сил, ранее долго обсуждавшееся. Кроме того, в рамках Воздушно-космических сил произошло возвращение к прежней дивизионно-полковой структуре ВВС.

В сухопутных войсках стоит отметить воссоздание дивизий там, где это действительно необходимо — на западном направлении. Сейчас на западе страны на каждом из потенциальных театров создается армия, и основой этих армий будут танковые и мотострелковые дивизии. При этом основной оперативной единицей сухопутных войск в целом все же остается бригада. Восстановлены «армейские комплекты» — набор частей и соединений, постоянно приданных штабу армии и используемых как средство усиления.

Полезной новацией стало создание в 2009 году объединенных стратегических командований — ОСК. Эти структуры прижились, доказали свою работоспособность. Серьезным изменением стало создание пятой ОСК — «Север», ответственной за арктическое направление. Ранее эта зона была разделена между тремя округами, что осложняло взаимодействие.


Наиболее радикальные изменения произошли в отношения военного ведомства и оборонки — позиция Минобороны «мы пришли на рынок и купим то, что нам больше всего подходит» ушла. Восстановлены заказывающие структуры Минобороны и военная приемка в прежней численности, но с компетенцией сотрудников этих структур и научным сопровождением их работы есть проблемы, для решения которых нужно время. 

После того, как Военно-промышленную комиссию возглавил президент Российской Федерации, ее авторитет существенно вырос, а решения приобрели новый вес.

Продолжение статьи читайте в новом первом номере журнала Technowars за 2016 год


Что еще почитать