Вечная броня


В ближайшие десятилетия новые танки будут использоваться совместно с машинами прежних поколений

09 сентября 2016
 
Танки в последние десятилетия хоронили чаще и упорнее, чем любые другие виды вооружения. В последние годы, ознаменовавшиеся резким сокращением танкового парка большинства развитых стран по сравнению со временами «холодной» войны, вопрос о будущем танка вновь стал одним из самых обсуждаемых среди специалистов и любителей. В России интерес к проблеме особенно вырос после сокращения танкового парка в первой половине 2010-х годов с 23 до примерно 6–7 тысяч единиц, и демонстрации в 2015 году первых машин нового семейства «Армата». Радикальное сокращение одновременно с попытками модернизации переживают и танковые части многих других армий.
Так, в Германии танковый парк, насчитывавший в конце 80-х годов более 2000 машин, сократился до немногим более двухсот единиц, количество танков в строю и в резерве армии и Корпусе морской пехоты США упало с более чем 10 тысяч единиц до 5 с небольшим тысяч, ряд стран отказался от танков полностью. 

Вместе с тем, несмотря на радикальное сокращение количества танков в целом, отказываться от них вообще ведущие военные державы не намерены. Здесь наблюдение за сокращениями может сыграть плохую шутку — подобно тому, как кто-либо, глядя на резкое сокращение числа авианосцев в ВМС США и Великобритании после окончания Второй мировой войны, заявил бы о том, что эти корабли скоро сойдут со сцены.

В случае с танками, исходя из опыта последних конфликтов, сегодняшнего уровня оснащения вооруженных сил развитых государств, а также того, что реально может быть достигнуто в обозримом будущем, можно утверждать, что, как минимум, в течение ближайших 3–4 десятилетий основные боевые они сохранят свое значение главной ударной силы частей и соединений сухопутных войск. Танки, будучи объективно самыми защищенными, живучими и тяжеловооруженными боевыми машинами на поле боя, по-прежнему будут определять боевую устойчивость подразделений сухопутных войск в большинстве видов боевых действий. 

Подвинуть танк с этого места могут только принципиальные открытия и изобретения в области физики — скажем, создание антигравитационных двигателей, что позволит создать боевые машины совершенно иного уровня — но пока ничто не предвещает столь эпохальных перемен. 
Либо, что более реально — скачок в развитии ИТ и робототехники, который позволит создать роботизированные боевые машины с совершенным искусственным интеллектом. Такие машины, в отличие от имеющихся и перспективных роботов, не будут зависеть от крайне уязвимых для современной радиоэлектронной борьбы линий связи и смогут действовать полностью автономно, вытеснив традиционные танки и другую технику. Тем не менее, эта задача с учетом уровня современной техники и перспективных разработок пока также представляется неразрешимой, и, кроме того, даже в армиях роботов, наверняка, сохранятся тяжелобронированные многоцелевые боевые машины с мощным вооружением, которые станут наследниками танков.

Очевидно, что среди машин, которым предстоит действовать на поле боя 25-30 лет спустя, окажется очень много знакомых имен. Модернизированные Т-72 и Т-90, «Леопард-2», М-1 «Абрамс», «Меркавы», «Челленджеры» и прочие достижения конструкторской мысли 70-х годов, усовершенствованные в 80-х, модернизированные в 90-х и продолжающие совершенствоваться сейчас, в основном, в плане начинки и обвеса, по-прежнему будут находиться в строю армий вполне развитых стран. У менее развитых стран сыщутся и более старые машины: Т-55, ранние Т-72, многочисленные модернизированные (и не очень) изделия западного танкопрома: от М-60 до ранних версий второго «Леопарда».

Наследник Т-34

Разумеется, на поле боя выйдут и новые машины, но их будет очень немного, и похвалиться новинками смогут буквально единицы стран из числа тех, что сегодня производят основные боевые танки. При этом первой ласточкой, что уже очевидно, будет российская машина, известная как Т-14 «Армата».

Этот танк соединяет большую часть наработок по перспективным боевым машинам данного класса, которые велись еще в прошлом веке, когда Т-72 и «Абрамсы» считались новейшими достижениями прогресса военно-промышленного комплекса.

«Армата», созданная в рамках разработки целого семейства машин на унифицированной платформе, построен по новой компоновке с необитаемой башней и размещением экипажа из 3 человек в бронекапсуле, отделенной от башни и автомата заряжения. Такая компоновка, во-первых, резко уменьшает лобовую проекцию танка, особенно в ее наиболее поражаемой верхней части, что делает машину трудноуязвимой, а во-вторых, значительно повышает шансы экипажа выжить в случае результативного попадания. В-третьих, необитаемая башня облегчает оснащение танка крупнокалиберным орудием. В настоящее время на «Армате» стоит 125-миллиметровая пушка, однако известно, что при необходимости она может быть оснащена и 152-миллиметровым орудием, создававшимся для перспективного танка Т-95, который не был принят на вооружение из-за излишней дороговизны. Размещение подобного орудия на танке прорабатывалось еще в советские времена (например, ленинградский «объект 292»).
Увеличение калибра основного вооружения диктуется необходимостью обеспечить надежное поражение как существующих, так и перспективных бронемашин противника, в том числе и с учетом их возможной модернизации, однако с учетом прекращения развития большей части программ новых танков в западных странах, военные сочли возможным обойтись модернизированной 125-миллиметровой пушкой.

Весь боезапас основного орудия планируется разместить под башней. Забегая вперед, отметим, что это дает принципиальное преимущество Т-14 над перспективными западными проектами, в которых планируется сохранить размещение боезапаса в кормовой части башни, что увеличивает ее размеры по сравнению с башней Т-14 и повышает вероятность мгновенного уничтожения танка при попадании в отсек боезапаса.
Защиту танка, помимо традиционной комбинированной броневой защиты и встроенной динамической защиты, обеспечивает комплекс активной защиты «Афганит», способный уничтожать или сбивать с курса приближающиеся к танку снаряды.

Принципиально возросли возможности системы управления огнем. С учетом новой компоновки, экипаж потерял возможность кругового обзора поля боя собственными глазами через перископы, и на системы обнаружения и целеуказания ложится значительно большая нагрузка. Система обнаружения и целеуказания имеет оптический, тепловизионный, инфракрасный каналы. Кроме того, в нее будет включен лазерный дальномер и радиолокационная станция, а информация об обстановке будет выводиться на экраны, которые создадут эффект «видения сквозь броню».

Т-14, несмотря на больший вес по сравнению с современными российскими машинами (более 50 тонн против 46,5 тонны у Т-90), имеет не меньшую подвижность. Танк оснащается дизельным двигателем мощностью в 1500 лошадиных сил, что обеспечивает энерговооруженность почти в 30 лошадиных сил на тонну веса и отличные характеристики подвижности. В целом, если конструкторам удастся полностью реализовать свои замыслы, то Т-95 может стать для нового, пятого поколения боевых машин тем же, чем в свое время стал Т-34, — образцом для подражания.

Что у них?

Как это ни удивительно в сегодняшней обстановке, но в настоящее время Россия оказывается очевидным лидером в разработке новейшего боевого танка. Большинство остальных развитых стран предпочитают модернизировать существующие машины. По этому пути пошли и США, после того как глобальный экономический кризис заставил богатейшую страну западного мира отказаться от амбициозной программы «Future Combat System» (FCS), в рамках которой разрабатывались различные боевые машины, включая и основной боевой танк. Сыграло роль еще и то обнаружившееся обстоятельство, что ни один из проектов танка FCS не обеспечивал радикального превосходства над возможной модернизацией танка М1, которое оправдывало бы резкий рост цены.

Здесь следует отметить, что США в принципе повезло несколько больше, чем России. Спорить о сравнительных характеристиках советских машин позднего поколения и «Абрамса» можно до хрипоты, но одно преимущество американца остается несомненным — намного более простая модернизация, позволяющая, фактически, построить новый танк на имеющейся основе. То же самое можно сказать и об остальных современных танках Запада.
В итоге, в 2009 году было объявлено о том, что в ближайшие десятилетия вооруженные силы США будут оснащаться танком М1А3 (пока имеющим «экспериментальный» индекс Е3). Новая машина будет иметь меньший вес — в пределах 55 тонн против сегодняшних 62. Это снижение будет достигнуто за счет новой башни с автоматом заряжания, созданной по образцу французского танка «Леклерк». Танк предполагается также оснастить дизельным двигателем, новейшей системой управления огнем и, возможно, новой пушкой/пусковой установкой, разрабатывавшейся в рамках программы FCS. Эти танки, которые планируется строить на основе находящихся на базах хранения машин М1 и М1А1, будут находиться на вооружении как минимум до 40-х годов параллельно с танками М1А2.

Кризис сказался и на планах других стран, что привело к очередному витку объединения усилий.

В Германии в начале 2010-х годов была заморожена программа «Neue Gepanzerte Platforme» (NGP), где так же, как и на перспективной российской машине, предполагается размещение вооружения в необитаемой башне. Наследника «Пантер», «Тигров» и «Леопардов» предполагалось вооружить 140-мм гладкоствольной пушкой/пусковой установкой.

Франция, имеющая в настоящее время на вооружении один из самых современных основных боевых танков — «Леклерк», созданный в 80–90-х годах, также планирует в ближайшие десятилетия обойтись его модернизацией — в основном путем установки более мощного орудия и более совершенной системы управления огнем.
Тем не менее, появление «Арматы» заставило европейских танкостроителей задуматься о создании перспективной машины. Летом 2015 года стало известно о том, что два европейских производителя бронетехники — германская фирма Krauss-Maffei Wegmann (KMW) и французская Nexter Systems — договорились о создании совместного концерна на паритетной основе.

Новая фирма будет называться KANT (KMW and Nexter Together), штаб-квартиру концерна разместят в Амстердаме. Сделка будет завершена к январю 2016 года, оба участника получат в проекте долю по 50 процентов.

Слияние стало одной из крупнейших подобных сделок на оборонном рынке Евросоюза и создает на нем нового сильного игрока в секторе вооружений для сухопутных войск. Образовавшийся в результате концерн обеспечен портфелем заказов на сумму в 9 миллиардов евро при общем уровне годовых продаж более 2 миллиардов евро. На его предприятиях будут работать около 6 тысяч человек.

Одной из причин, подтолкнувших компании к объединению, как утверждают во французском военном ведомстве, стало желание укрепить экспортное направление работы обеих фирм. В структуре продаж Nexter доля поставок для инозаказчиков составляет 56 процентов, в структуре продаж KMW она доходит до 80 процентов. На целом ряде тендеров по поставке техники сухопутных войск (скажем, для стран Прибалтики или в Катар) компании до недавнего времени выступали как конкуренты.

Krauss-Maffei Wegmann — германский машиностроительный концерн, крупными акционерами которого являются семья Боде (группа Wegmann) и корпорация Siemens. Объем продаж в 2014 году составил 747 миллионов евро. К основным видам продукции относятся, в частности, танки типа Leopard 2, БМП Puma, БТР Boxer, самоходные артустановки PzH 2000.

Месяцем ранее появилась информация о желании немцев и французов совместно создать новую боевую машину, о чем сообщила газета Die Welt.

Новый танк должен быть создан к 2030 году — к этому времени истекает срок службы танков «Леопард-2», которые стоят на вооружении армий нескольких стран Европы. «Технические требования к системе уже были представлены и определены в рамках германо-французского сотрудничества», — уточнил госсекретарь Министерства обороны ФРГ Маркус Грюбель (Markus Grübel). По его словам, в течение трех лет — с 2015 по 2018 год — должны быть разработаны технологии и концепции при участии немецкой промышленности.
Издание предполагает, что решению о создании нового танка предшествовал доклад Федеральной разведывательной службы Германии (Bundesnachrichtendienst, BND) о наращивании Россией боевой мощи. Кроме того, представленные 9 мая на Параде Победы в Москве танки Т-14 на платформе «Армата», по данным немецкой разведки, были опытными образцами, серийное же производство — двух тысяч танков — начнется только через несколько лет.

Die Welt отмечает, что когда разработка новой машины будет завершена, им это будет танк очень высокого уровня.

В июне 2016 года был продемонстрирован, возможно, один из первых образцов вооружения будущего европейского танка. Образец гладкоствольного 130-миллиметрового орудия с длиной ствола 51 калибр был показан фирмой Rheinmetall Weapon and Munition на прошедшей в Париже выставке вооружений Eurosatory-2016.
Пушка этого типа создается с 2015 года на собственные средства компании. Демонстрируемый образец был закончен в мае 2016 года. По словам представителей компании, испытания начнутся после выставки.

Орудие оснащено увеличенной зарядной каморой, внутренняя поверхность ствола выполнена с хромированным покрытием, внешняя — с теплозащитным кожухом. Дульный тормоз на представленном образце не наблюдается.

Для пушки предусмотрено использование двух типов выстрелов: бронебойный подкалиберный снаряд с удлиненным вольфрамовым сердечником и осколочно-фугасный снаряд с программируемым подрывом.

По заявлению производителя, могущество боеприпасов разрабатываемой пушки должно превзойти могущество их аналогов, используемых в 120-миллиметровой танковой пушке Rheinmetall L55, на 50 процентов.
Своя разработка перспективного танка есть у Великобритании. Эта машина также создается в русле общих тенденций — уменьшение экипажа, установка более крупнокалиберной пушки, совершенствование системы управления огнем и так далее. Правда, по имеющейся информации, танк-преемник «Челленджера», разрабатываемый по программе Mobile Direct Fire Equipment Requirement (требования к системе для ведения огня прямой наводки с ходу), планируется оснастить пушкой с электромагнитным ускорением снаряда. Не исключено, что в этом вопросе англичане станут новаторами, сумев первыми поставить такое орудие на серийную машину.

Остальные страны-танкостроители пока либо не имеют своих программ разработки принципиально новых танков: основная масса перспективных машин, будь то турецкий «Алтай», индийский «Арджюн» или японский «Тип 10» представляет собой комбинацию уже известных технических решений в классической компоновке. Китай, последние десятки лет занимающийся копированием конструкций российской и западной разработки, судя по всему, продолжит это делать и впредь. У стран следующего эшелона шансов на создание своей собственной перспективной машины еще меньше.

Каковы итоги?

Говоря об основных тенденциях мирового танкостроения в целом, можно выделить следующие основные направления: 
1. Рост массы боевых машин прекратился. Все перспективные проекты, кроме модернизированных «Меркав» — спецмашин для специальных театров военных действий, — имеют вес в пределах 50–55 тонн.
2. Рост огневой мощи продолжается. Перспективные танки планируется оснащать тяжелыми орудиями, а в дальнейшем — и их усовершенствованными версиями с электромагнитным ускорением и так далее.
3. Все без исключения перспективные танки планируется оснастить орудиями с автоматом заряжания, что свидетельствует в пользу этого магистрального пути развития, на который отечественное танкостроение встало уже более 40 лет назад.
4. Главную роль в повышении боевых возможностей танков станут играть системы управления огнем, комплексы активной защиты и другое дополнительное оборудование, с помощью которого боевые возможности уже находящихся в строю танков могут быть значительно увеличены.

Что подешевле?

Очевидно, что танки нового поколения, равно как и «ультимативные» варианты модернизации современных машин будут не по карману странам третьего мира, при этом многие из них располагают внушительными запасами старой техники, в первую очередь, наиболее распространенных танков холодной войны типа М60 и Т-72. Такой рынок предполагает наличие большого количества предложений по модернизации этих танков, и подобные предложения появляются все чаще.
Одно из наиболее свежих предложений такого рода — вариант модернизации танков М60 Patton от компании Raytheon, более известной в качестве одного из основных разработчиков средств ПВО и ПРО. Фактически Raytheon выступает как системный интегратор программы, включающей в себя использование разработок разных компаний. Ключевой элемент модернизации, получившей название The M60A3 Service Life Extension Program (SLEP), — повышение боевой мощи танка за счет установки 120-миллиметровой гладкоствольной пушки M256, которая должна заменить прежнее 105-миллиметровое нарезное орудие M68.

«У вас есть "железо" 1960-1970-х годов изготовления. Производство многих комплектующих к нему давно утрачено, — поясняет руководитель программы модернизации Римас Гузулайтис, — но многие страны продолжают эксплуатировать это вооружение и нуждаются в его усовершенствовании, устранении недостатков, повышении точности и убойности».

«Мы берем орудие от М1А1, — продолжает он. — Оно значительно более точное, намного более мощное, при этом оно легче и позволяет использовать широкую гамму боеприпасов, производимых партнерами по НАТО».

Как отмечают в Raytheon, совершенствование машины не ограничивается новым орудием. В ходе модернизации М60 получит новый дизельный двигатель, мощность которого возрастет с 750 до 950 лошадиных сил, новую систему управления огнем с дневным лазерным прицелом и ночным тепловизионным, электрический привод вращения башни и, конечно, усиление защиты — как дополнительное бронирование, так и блоки динамической защиты.

Рынок для обновленного М60 определенно есть — в мире остаются в эксплуатации и на хранении около 10 тысяч танков этого типа из 15 тысяч, построенных в 1960-1987 годах. Разумеется, совершенствование М60 не позволит этой машине соревноваться с Т-90 или усовершенствованными вариантами Leopard 2, но, как мы помним, танковая дуэль больше не рассматривается как основная расчетная ситуация, а вне ее такая доработка сделает старый танк значительно более эффективным средством поддержки пехоты в современном бою. Первыми по проекту Raytheon будут модифицированы танки армии Иордании.

Вечный 72

У российских производителей фронт работ ничуть не меньше. Даже если не брать представителей самого многочисленного в истории послевоенного танкостроения семейства Т-54/55, размноженного с 1946 по 1979 год более чем в 50 тысячах экземпляров, рынок модернизации Т-72, которых в 1970-90-х годах построили около 30 тысяч штук, сулит весьма серьезные объемы.

Частично рынок уже осваивается «Уралвагонзаводом», ведущим серийную модернизацию Т-72Б российской армии в вариант Т-72Б3, однако этот бизнес интересует и других производителей. Свои варианты предлагают бывшие партнеры СССР по Варшавскому договору — от Польши до бывших югославских республик, а также республики бывшего СССР.

Совершенствование идет, главным образом, по тем же направлениям: улучшение броневой защиты — за счет дополнительных броневых листов в лобовой части танка и современных версий динамической защиты типа «Контакт-5» или «Реликт», модернизация системы управления огнем, установка современных прицелов, в ряде случаев — дистанционно управляемых модулей вооружения.

Из наиболее примечательных вариантов усовершенствования Т-72 можно назвать демонстрирующийся «Уралвагонзаводом» с 2013 года танк в обвесе для городского боя. От стандартной машины он отличается значительно усиленной броневой защитой — дополнительным бронированием бортов и кормовой части башни, наличием бульдозерного отвала для разгребания завалов, усиленной бронезащитой зенитной пулеметной установки и улучшенной системой управления огнем. Появление этой машины именно сейчас легко объяснимо боевыми действиями в Сирии, где танки активно используются в качестве средства поддержки пехоты, в том числе в городах. Т-72 демонстрируют высокую живучесть даже в исходном варианте, и модернизация позволит значительно повысить эффективность этих машин в неблагоприятных для бронетехники городских условиях.
Наиболее радикальный вариант модернизации Т-72 — его превращение в машину принципиально иного класса, боевую машину поддержки танков (БМПТ). Исследования в этом направлении ведутся с 1990-х годов. По мнению некоторых специалистов, машины такого типа резко уменьшают потребность в пехотном сопровождении танка, принимая на себя большую часть функций по уничтожению опасных для танка целей. Ключевые козыри БМПТ — развитая система управления огнем и многофункциональность боевого модуля.
Различные версии модернизации старых машин неизбежно будут предлагаться и впредь — цена и сроки разработки танков нового поколения практически не оставляют иных вариантов совершенствования танкового парка тем, кто не готов платить за новые машины от 5-6 миллионов долларов за единицу и выше. И даже страны, разрабатывающие и строящие технику нового поколения, включая и Россию с ее новинкой — Т-14 «Армата» и другими машинами на этой платформе, потратят на замену основной части парка весьма длительное время. Результат предсказать несложно: многим танкам холодной войны предстоит встретить в строю столетие со дня создания своего первого варианта — не исключено, что и со дня физической постройки.

Что еще почитать