Как при Трампе торговать оружием

Журнал Wired.com взял интервью у международного торговца оружием

Интервью с международным продавцом оружия

29 марта
 
Дэвид Маркс (имя изменено) международный торговец оружием. Он занимается покупкой самых разных видов оружия, самолетов, танков, ракет и компьютеров для государственных клиентов по всему миру. Его бизнес - исключительно легален, Маркс работает только с союзниками Запада.

Каждый год Маркс заключает сделки на сотни миллионов долларов, а за свои услуги берет небольшой процент. Он путешествует по всему миру, встречается с клиентами и представителями различных государств, заключает сделки и общается покупателями и продавцами. Маркс работает с крупными военными подрядчиками, гражданскими корпорациями и небольшими производителями вооружений. Сам он описывает себя как «специалиста по аутсорсингу»: человека, который может помочь с транзакциями и покупками, которые могут быть слишком деликатными или, например, непопулярными в общественности.

Благодаря специфике своей деятельности, Маркс обладает уникальными знаниями о международной политике. Автору удалось пообщаться с Марксом через защищенное приложение и узнать, какой эффект может администрация Трампа оказать на международную безопасность.

WIRED: Для начала, немного бэкграунда. Как вы собираете информацию для ведения своего бизнеса?

Маркс: Информационная сеть налаживается в течение долгого времени. У меня есть связи в разведке, правительствах, торговых компаниях, банковской сфере. Лучше всего иметь широкий набор источников. У всех них свои точки зрения. Надо использовать свой опыт и понимание того, как работает мир, и формировать некую картину происходящего. Нужно принимать решения — заключать сделку или отказаться из-за слишком больших рисков. 

Профессионализм и здравый смысл играют принципиально важное значение, но надо понимать и геополитику и бизнес. Мы находимся где-то посередине.

WIRED: Какая сделка для вас слишком рискованная?

Пару лет назад был один инцидент на Украине - это, к сожалению, достаточно сложное место для бизнеса. Нас пригласили заняться поставками гражданской техники для государственного агентства. У меня был доступ к крайне качественным машинам, я таких продал сотни, так что был уверен, что проблем не будет. Европа неподалеку, Украина наш друг и т.д. Но тут я получил звонок от друга из американской службы из трех букв: «У нас есть заслуживающие доверия сведения о том, что тебя могут похитить.» И это слова человека с 30 годами службы за плечами. Я доверяю таким людям, поэтому вышел из сделки. 

WIRED: Что вы думаете об администрации Трампа? 

Я вижу то, что и ожидал увидеть. Первый год будет реалити шоу. И да, многое из того, что сейчас происходит в Вашингтоне, поражает воображение. Если говорить о геополитике, то все понимают, что они не смогут вести себя с ним так же, как с предыдущей администрацией. Если они попытаются его обмануть, он ответит в полную силу, придется садиться за стол переговоров. Это пугает и союзников, и противников. 

WIRED: И в чем это проявится? 

В международных отношениях и сделках есть огромное количество тонкостей и особенностей протокола. Трамп не может их игнорировать, международные законы и протокол соблюдать нужно, однако управлять он будет так же, как управлял своим бизнесом. Будет больше диалога, больше движений туда-обратно, новая администрация будет пытаться найти нечто среднее между государственным и бизнес-подходом. Мы все получим здоровую дозу реализма. Если честно, это нам нужно. Конечно, это все будет через призму Трампа, однако еще непонятно, что это конкретно значит. Но точно будет больше ясности. Я в это верю. 

WIRED: Что другие участники международного военного сообщества говорят о новой администрации? 

Они в замешательстве. Многие не знают, чего им ждать. Вспомните историю с премьер-министром Австралии. В отличие от многих, я не думаю, что Трамп бы так поступил, не будь на то причины. Особенно учитывая его желание сменить тон разговора с нашими союзниками. Он знает, что значит быть президентом Соединенных Штатов. Но это не меняет того, что люди в замешательстве. 

Как изменится оружейный бизнес в целом? 

Трамп очень неплохо прошелся по компаниям вроде Boeing и Lockheed Martin, потребовал, чтобы они вели себя прилично с точки зрения цен и отчетности. Раньше они брали цены с потолка, больше так не будет. Программа F-35 - как один из главных примеров - просто поражает с этой точки зрения. Нам врали, нашим союзникам тоже, а теперь эти страны ищут других поставщиков боевых систем. В результате, Соединенные Штаты предстают в дурном свете. Нельзя просто взять и сказать, что самолет будет стоить столько-то, а потом передумать и сказать, то он будет стоить столько-то.  

Производители должны стать более честными и беспристрастными, они должны перестать вести себя так, как-будто на рынке кроме них никого нет. В оборонной индустрии все должно быть более рационально, подход должен быть деловым. Нельзя постоянно раздувать цифры и ожидать, что покупатель заплатит любую цену. 

Как может Трамп повлиять на конкретно ваш бизнес? 

С одной стороны, будет лучше, потому что Трамп хочет заручиться поддержкой высших эшелонов ВПК. Появится больше денег. С точки зрения политической напряженности, если все и дальше будет так продолжаться, то ситуация крайне выгодная — если вести себя честно и предоставлять услуги за разумный процент, не завышая цены. Если произойдет эскалация, то США и НАТО потребуется больше поставок.  

Если будет спад напряженности, то мы получим доступ к новым рынкам, включая такие страны СНГ, как Казахстан и Украина. 

Конечно, возможная мировая рецессия станет поворотным моментом для всех, включая наш бизнес. Страны НАТО, конечно же, снизят расходы на военные технологии, а работать на рынке станет тяжелее и сложнее из-за сокращения его объемов. 

WIRED: Изменился ли спрос на различные типы вооружений и оборудования в связи с ожиданиями новых типов конфликтов? Если проще, что сегодня покупают лучше всего? 

Пушки и патроны будут покупать всегда. На самом деле, тут администрация Трампа ничего не изменит. Напомню, что мы работаем исключительно с союзниками США, и даже в этих случаях у нас есть четкие рамки того, что мы можем и не можем продавать дружественным режимам. 

При этом, популярно всегда то, что называется прорывными технологиями, — умные вооружения, ракеты, самонаводящееся оружие, например, и любые технологии, в корне меняющие ситуацию в конкретном конфликте. Это может быть как дальнобойная артиллерия или противотанковые ракеты, так и гражданские самолеты, модифицированные под военные цели. Именно поэтому нам нужен жесткий контроль над их распространением, нельзя позволять оружию просто «появляться» в зоне конфликта. В неправильных руках такое оружие может привести к катастрофическим последствиям на мировом уровне. 

WIRED: Каков ваш краткосрочный прогноз? 

Сейчас все в режиме ожидания. Люди дают Трампу преимущество своей неуверенностью. Все, что я сейчас говорю, относится скорее к некому идеальному миру. Правда в том, что мы не знаем, что будет дальше. Для США и мира, в данный момент, это хорошо. Нет предсказуемости, а наши враги рассчитывают именно на предсказуемость американской администрации. В свое время, мы дорого за это заплатили. Но сейчас предсказуемости нет, мы получили своего рода кнопку перезагрузки. Все надеятся на лучшее, однако мы все еще не знаем, чего от Трампа ждать. Инициатива полностью на его стороне. 

WIRED: Так стоит ли миру волноваться? 

Не думаю. Все будет нормально.

Что еще почитать